Что нам известно об основном продукте нашей экономики. Добыча нефти. Часть 1

Март 29, 2013 / Ольга Шейдина, Редактор

Вполне естественно, что состояние нефтяного рынка привлекает внимание большинства российских граждан. Добыча нефти, то есть черного золота является определяющим фактором практически для всего: начиная от уровня зарплат и заканчивая курсом российского рубля. Треть ВВП России и более половины экспорта страны представлены именно добычей нефти. Этим и объясняется тот факт, что новая рубрика, которую открывает отдел экономики по согласованию с руководимым Еленой Абрамовой Центром макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), начинается с «нефтяной» темы.

Что нам известно об основном продукте нашей экономики. Добыча нефти. Часть 1

В этой рубрике силами экспертов Центра специально для читателей «МК» будет происходить освещение самых острых, по их мнению, вопросов и проблем той экономической ситуации, в которой мы все живем. Первый материал подготовлен ведущим экспертом ЦМАКП Александром АПОКИНЫМ.

Большой популярностью пользуются статьи типа «Несколько мифов о…», но при этом известны и те ошибки, которые допускаются авторами этих статей. В основном суть этих статей сводится к тому, что несуществующие проблемы просто-напросто придумываются автором, который их и опровергает. Зачастую автор выступает с утверждением, что мифы появляются ниоткуда, и для них нет никаких оснований, или просто пытается опровергнуть мифы, не подвергающиеся проверке. Мы постараемся избежать этих ошибок и предложим читателю на рассмотрение читателя пять постулатов, которые довольно просты и очевидны на первый взгляд, но являются причиной мощной полемики в кругу экспертов нефтяного рынка на протяжении уже нескольких десятилетий:

1. Цена на нефть уже на протяжении длительного времени определяется финансовыми спекулянтами.

2. Рынок добычи нефти управляется усилиями ОПЕК.

3. Появление высокотехнологичной альтернативы обычному нефтяному топливу не за горами.

4. Запасов нефти хватит на 20 (30 – 40 - 50) лет.

5. Экономика России является нефтяной, как это наблюдается в таких странах, как Саудовская Аравия или Нигерия, и будущее развитие российской экономики полностью зависит от доходов от добычи нефти.

Миф первый

В 2011 году президент Б.Обама выступил с поддержкой инициативы американского Конгресса, направленной на расширение области компетенций американской Комиссии контроля над торговлей фьючерсами (CFTC). Суть данной инициативы сводится к следующему: CFTC будет полномочна производить ограничение биржевых торгов при обнаружении признаков спекуляции.

Этот миф является наиболее свежим: всего лишь в десятилетней ретроспективе объем торговли фьючерсами (контрактами на поставку в будущем при уровне цены на сегодняшний день) на биржах находился на уровне 50% от всемирного производства, тогда как в настоящий момент этот объем превосходит двукратный уровень производства всех стран мира.

Развитие фьючерсного рынка в девяностых годах прошлого века обусловило тот факт, что добыча нефти наряду со многими другими товарами, являясь производственным активом, стала также и активом финансовым. По данным CFTC, на нынешнем этапе до 37% фьючерсных сделок на биржах США заключается трейдерами, которые не имеют отношения к добыче или переработке нефти и, в частности, банками. Большая часть таких контрактов не влечет за собой поставку нефти, а проигравший просто-напросто вынужден выплачивать финансовый эквивалент, соответствующий изменению стоимости поставки. Так можно ли сказать, что рынок контролируется инвестиционными банками и трейдерами и что гегемония ОПЕК осталась в прошлом? Такой вариант был бы чересчур упрощенным.

Казалось бы, очевидный факт контроля нефтяного рынка спекулянтами в действительности является не столь очевидным. Причина кроется в том, что в сделках такого рода банки часто выступают в роли представителей нефтяных компаний, а иногда представителей правительств стран, экспортирующих нефть (а в случае Саудовской Аравии, к примеру, они являются представителями правящего дома). Эти данные имеют конфиденциальный характер, и другие трейдеры с легкостью способны вычислить банк-спекулянт, но вряд ли кто-либо сможет понять, в чьих интересах он действует.

Таким образом, властвование финансовых спекулянтов над нефтяным рынком является сильным преувеличением, поскольку разделение действий нефтяных компаний, потребителей и спекулянтов практически невозможно.

Естественно, необходимо отметить значительный рост роли финансового рынка в области добычи нефти и нефтяной торговли, но этот факт пошел во благо самого рынка нефти. Продажа с фьючерсов и опционов представляет собой защиту нефтяных компаний от потенциального уменьшения цены на нефть, тогда как покупка опционов и фьючерсов является защитой их клиентов от вероятных скачков цены на нефть. Известно, что таким образом был застрахован бюджет целой страны. В 2008-2009 годах мексиканским правительством было произведено страхование риска снижения цены нефти ниже 70 долларов США за баррель в 2009 году и ниже 57 долларов США за баррель в 2010 году на весь объем экспорта нефти и нефтепродуктов этой страны. Это позволило мексиканскому бюджету получить прибыль в 2009 году в объеме, превышающем 5 миллиардов долларов США. Объем российского нефтяного экспорта превышает мексиканский в 10 раз, поэтому, к сожалению, опцион такого рода обойдется для нашей страны значительно дороже.

Миф второй

В ходе экономического форума 2012 года в Санкт-Петербурге представителями основных нефтяных компаний было выражено согласие в том, на настоящем этапе комфортный уровень цен на черное золото составляет порядка 80-90 долларов за баррель. Отчет ОПЕК за 2012 год также прогнозирует уровень цен в среднесрочной перспективе на отметке от 100 до 110 долларов за баррель.

И в самом деле, большая часть добычи (до 42%) и торговли нефтью (до 31%) в мире контролируется нефтяным картелем ОПЕК, который определяет квоты производства нефти для своих стран-участниц. На крупнейшего производителя картеля Саудовскую Аравию (13% от добычи нефти во всем мире) возложена балансовая роль: она сокращает свое производство в том случае, когда кто-либо из участников превышает свою квоту. Сокращая предложение, в прошлом этот картель дважды (13% мирового производства в 1973 году и 17% в 1981 году) вызывал существенные нефтяные кризисы.

В начале текущего века доля стран-участниц ОПЕК в общемировом производстве выросла до докризисного уровня. Но рост производства не сказался на падении цены на нефть. Скорее всего, причиной этому стало изменение структуры спроса. Крупнейшими покупателями на мировом нефтяном рынке являются Соединенные Штаты и другие экономически развитые державы. Потребляя 52% мирового производства нефти, страны ОЭСР производят лишь 22%. Но потребление этих стран находится в состоянии стагнации или даже сокращения, что является следствием увеличения энергоэффективности и довольно невысоких темпов роста экономики. Потребление нефтепродуктов в этих странах происходит в основном в виде моторного топлива  и мало подвержено флуктуации цен.

Второе место в мире принадлежит Китаю, который потребляет 11% мирового производства, обеспечивая себя только лишь половиной от этого объема. Именно возрастание китайского спроса (практически на 7% ежегодно, начиная с 2000 года) определяет значительную часть увеличения мирового спроса и, естественно, будет определять изменение цен в среднесрочном масштабе. Для сравнения приведем такой факт: с 2000 года страны ОПЕК увеличивали ежегодное производство в среднем на 1,6%.

Рост китайского нефтяного потребления характеризуется более эластичным ценовым параметром ввиду того, что нефтепродукты используются не только в качестве моторного топлива, но и для обеспечения промышленных нужд. Так, резкие скачки спроса, превышающие 10% в год, наблюдались накануне взлета цен в 2003-2004 годах и во время послекризисного восстановления в 2010 году.

С целью улучшения своего имиджа картель многократно в последние десятилетия заявлял, что ему принадлежит стабилизирующая роль на нефтяном рынке. Но имеет ли ОПЕК возможность пресечь падение цен, не вызывая шока на рынке? В конце 2008 года и в 2009 году картель двукратно прибегал к значительному сокращению квот с целью стабилизации цен на нефть при наметившемся тренде их падения, но эффект этих мер был заметен на нефтяном рынке лишь в течение нескольких дней.

Государства-потребители совсем лишены возможности влияния в краткосрочной перспективе на цену нефти. На очередном пике нефтяных цен в 2011 году Международное энергетическое агентство (МЭА) приняло решение о продаже 60 миллионов баррелей, которые составляли ее нефтяной резерв. Размер резервов МЭА, являющейся крупнейшей на нефтяном рынке организацией, составлял в то время 70% ежедневной мировой потребности нефти! Естественно, что подобная интервенция моментально сказалась на состоянии всего нефтяного рынка.

Способна ли ОПЕК вызвать на нынешнем этапе кризис, сравнимый с теми, которые имели место в 1973 или в 1981 года? По всей видимости, ее возможности позволяют это, но желание на то отсутствует. И это, в частности, объясняется тем фактом, что в восьмидесятые годы прошлого столетия произошло многократное снижение энергоемкости ВВП развитых стран, что и было вызвано нефтяными шоками со стороны ОПЕК. Более того, появление доступных альтернативных топливных источников и возрастание энергоэффективности зависят как раз от уровня цен на нефть в среднесрочной перспективе, и превышение уровня в 100 долларов за баррель, комфортного для ОПЕК, может значительно увеличить эти риски.

Таким образом, ни ОПЕК, ни какие-либо другие государстве не в состоянии значительно снизить уровень цен на нефть. Более того, дальнейшее повышение цен оказывается невыгодным для ОПЕК.

Это интересно ...

Последние новости и статьи:



Оставить комментарий