Гидроразрыв переходит в важнейший вопрос геополитики

Февраль 19, 2013 / Ольга Шейдина, Редактор

Современные технологии, дающие возможность добывать из сланцевых пород природный газ, изменят расклад сил в геополитике. Пользу могут получить от этого Китай и США, Германию же ожидают сложные времена.

Гидроразрыв переходит в важнейший вопрос геополитики

В кассах фондовых бирж практически не будет денег, если произойдет изменение курса. Это же относится и к мировой истории, когда на карте нашей планеты происходит, как сейчас, формирование новой геополитики в энергетической области.

Новая технология, имеющая название с английского «fracking», позволяющая получать природный газ из сланцевых пород, не только изменяет глобальные рынки, а также геометрию власти, но и контракты социального характера в государствах, равновесие сил в отношениях между государствами.

Каждый новый вид энергии – паровая сила во времена индустриальной революции или каменный уголь, нефть и электричество на рубеже 20-го столетия, либо атомная энергия после 1945 года – заново переписывали историю и войны, и мира, а также значительно влиял на судьбы людей, даже больше, чем политика. Что-то подобное происходит и сегодня.

Мюнхенская конференция по безопасности, где велись разговоры о Сирии и Мали, о «smart defence» (с англ. умная оборона) и о противоракетной обороне, о повороте в сторону Азии и о неопределенном положении евро, была посвящена проектам энергетики, которые сулят огромную прибыль. В ходе этого открывались перспективы, в геополитике в том числе, уходящие почти еще в сложно различимое будущее.

Энергетические кризисы могут привести к падению правительств

Многое из того, что считалось еще пять лет назад естественным законом в сфере энергии – все дороже и все меньше сегодня подлежит пересмотру. Повышение цен на нефть дважды в 1973 и 1980 году, и разовое долговременное снижение цен после 1986 года меняли и жизненные формы, и политику, в том числе геополитику, вызывали крушение режимов и падение правительств. Все говорит о том, что энергия и дальше будет иметь судьбоносное значение.

Но на этот раз, пусть и не везде, но имеются основания для доли оптимизма. Новые технологии дают возможность транспортировать сжиженный природный газ при помощи специально оборудованных судов от одного терминала к другому. В данном процессе не только создается впервые мировой рынок природного газа, который не зависит от трубопроводов, но и исчезает обычная привязка между ценами на природный газ и нефть.

Можно говорить о том, что стоимость природного газа будет падать и дальше, в то время как глобальная конъюнктура получит значительный толчок, который способствует преодолению последствий глобального экономического кризиса, а также станет стимулом для общей валюты европейцев. Но появятся не только победители.

Важно то, что происходит в США. Сегодня там все большая часть потребности покрывается за счет добычи природного газа внутри страны. Запасов, согласно некоторым утверждениям, хватит на целый век. И США могут скоро превратиться в экспортера энергетических носителей. И тогда изменится взгляд и на геополитику, и на мир.

США выигрывают, Россия проигрывает

Нефтяной альянс, который связывал три четверти века американцев с Персидским заливом, сейчас в любом случае – на радость или на беду – будет не столь обязательным. США получают существенную свободу действий в мировой политике и в геополитике, что заметно уже сейчас в Персидском заливе: не имея перспектив относительно своего недорогого природного газа, Вашингтон, скорее всего, проявлял бы колебание в решении вопроса о введении строгих санкций против Ирана, ориентированного на экспорт нефти, который вдвойне может относиться к проигравшим.

В краткосрочном будущем к числу проигравших относится и Россия, которая уже несколько десятков лет выступает в роли нефтяного государства, судьба которого в значительной степени зависела, зависит и долго будет зависеть от стоимости углеводородов. Достаточно вспомнить 80-е годы. Кризис нефтяных цен 1973 и 1980 годов обеспечил в государственные кассы приток огромного количества нефтяных долларов, что побудило Советы к экономическому и военному наступлению по всему миру.

Но в 1986 году произошло обрушение цен на нефть до 10 долларов, и данная цена удерживалась какое-то время, это стало началом конца нерушимого и могущественного Советского Союза. И, наоборот, российская стабилизация и восхождение Путина были связаны теснее всего с ценой на нефть в области 100 долларов за баррель.

На мировом рынке предложение природного газа, конечно, будет способствовать падению цен на нефть. В долгосрочной перспективе Человек в Кремле будет вынужден принять именно ту модель развития страны, которая поможет России превратиться из экспортера энергетических носителей, оружия, сырьевых товаров в игрока на рынке современных высоких технологий. Это походит больше на ту модель модернизации, которая была предложена Медведевым в его время правления страной. Евразийская развивающаяся диктатура или модель развития, обращенная на Запад: это долгосрочные варианты.

Стоимость нефти, как и то, что происходит давно со стоимостью природного газа, имеет для нашей страны общественно-политическое значение и вынуждает ее принимать решение относительно направления геополитики: сохранять в одиночку энергетическую монокультуру или двигаться вместе с Западом в направлении модернизации.

Китаю необходимо проявить мудрость

Добыча сланцевого газа для Китая означает хорошие перспективы. Кроме угля с большим содержанием серы и атомной энергии, эта страна практически не имеет энергетических источников и ей необходим импорт – что требует, в свою очередь, обеспечения безопасности морских путей и поставок.

Недорогая нефть из различных направлений, еще более недорогой сланцевый газ производства Китая – прогнозы утверждают о наличии огромных запасов в мире – это снимает с правительства в Пекине необходимость возвращаться с закупочных туров по миру с максимальным результатом.

Если красные мандарины окажутся мудры, то он будут проводить успокоительную политику для их нервного окружения. Если же они не мудры, то новое богатство может их подтолкнуть к экспериментам в сфере силовой политики, которые потрясут весь мир.

На Ближнем Востоке пока без перемен

Из заголовков мировых СМИ Средний Восток не исчезнет. Очень глубоки здесь политико-общественно-религиозные конфликты. На «Большом Ближнем Востоке» по-прежнему будет пересекаться все оси. Но глобальное давление на нефтедобывающие страны, например, Саудовскую Аравию, будет снижаться.

Для Европы понижение цен на энергетические носители означает политический отбой тревоги и шанс, который дает возможность преодолеть быстрее последствия глобального финансового кризиса. За пессимизмом, вызванным кризисом, вслед приходит оптимизм нового уровня.

Это относится и к Германии, если не случится ничего непредвиденного. Но есть одно противоречие. В Германии цены идут вверх из-за энергетического поворота, а во всем мире они снижаются, и это происходит и в относительных, и в абсолютных показателях. Германию в качестве индустриальной площадки ожидают тяжелые времена.

Это интересно ...

Последние новости и статьи:



Оставить комментарий