Загадка галактики Млечный Путь. Часть 2

Сентябрь 18, 2012 / Ольга Шейдина, Редактор

Проектировщик Вселенной. В XVIII веке Млечный Путь исследовал Вильям Гершель. Являясь композитором и музыкантом, он интересовался наукой о звездах и занимался изготовлением телескопов. Последний его телескоп весил около тонны, диаметр его зеркал составлял 147 сантиметров, а длина трубы 12 метров. Но многие свои открытия, которые стали наградой за усилие, Гершель сделал, используя телескоп, размер которого был в два раза меньше этого.

Загадка галактики Млечный Путь. Часть 2

Одно из наиболее важных открытий Гершеля - Великий План Вселенной. Ученый использовал метод простого подсчета звезд в поле видимости телескопа. И, естественно, в разных частях неба открылось различное количество звезд. (Участков неба, где делался подсчет звезд, оказалось более тысячи). На базе наблюдений Гершель сделал вывод о том, какова форма Млечного Пути, уже как об острове звезд во Вселенной, которому принадлежит и Солнце. Он сделал схематичный рисунок, из которого ясно, что наша звездная система обладает вытянутой неправильной формой и напоминает гигантский жернов. А так как наш мир окружен этим жерновом, как кольцом, значит, Солнце находится внутри него и располагается рядом с центральной частью. Гершель нарисовал именно так это представление, которое дожило в умах ученых практически до середины прошлого века.

Согласно выводам Гершеля и его последователей Солнце имеет в Галактике Млечный Путь особое центральное положение. Эта структура чем-то походила на геоцентрическую систему мира, которая была принята до эпохи Коперника, только раньше центром Вселенной считали Землю, а теперь Солнце.

Было непонятно, существуют ли за пределами звездного острова, нашей Галактики, другие звезды? Телескопы Гершеля способствовали приближению к разгадке этой тайны. Ученый открыл на небе огромное количество слабых туманных светящихся пятен и изучил самые яркие из них. Увидев, что некоторые пятна рассыпаются на звезды, Гершель сделал вывод, что это не что иное, как иные острова звезд, аналогичные Млечному Пути, но очень далекие. Тогда он предложил, чтобы не путаться, писать название нашего Мира с заглавной буквы, а остальных – со строчной. Со словом Галактика произошло то же самое. Когда оно написано с заглавной буквы, то имеется в виду наш Млечный Путь, когда со строчной – остальные галактики.

Термином Млечный Путь сегодня астрономы обозначают и «молочную реку», которая видна на небе ночью, и всю нашу Галактику, включающую сотни миллиардов звезд. Данный термин используется в двух смыслах: в первом – при разговоре о звездах на небе, а во втором – когда обсуждается устройство Вселенной.

Ученые объясняют существование спиральных ветвей у Галактики волнами сжатия гигантских размеров и разрежением межзвездного газа, которые идут по галактическому диску. Так как орбитальная скорость Солнца практически совпала со скоростью движения волн сжатия, то оно находится впереди фронта волны уже на протяжении нескольких миллиардов лет. Данное обстоятельство имело существенное значение для образования жизни на Земле.

В спиральных ветвях содержится множество звезд огромной массы и высокой светимости. А если масса звезды велика, около десятка масс Солнца, ее ждет судьба, заканчивающаяся космической катастрофой – взрывом, который называют вспышкой сверхновой звезды. Вспышка при этом бывает такой сильной, что данная звезда светит так, как все звезды Галактики, взятые вместе. Астрономы часто фиксируют подобные катастрофы в других галактиках, но в нашей подобного не происходит в течение последних нескольких сотен лет. При взрыве сверхновой звезды возникает сильнейшая волна жесткого излучения, которая может уничтожить на своем пути все живое. Может быть, именно по причине уникального положения в Галактике наша цивилизация смогла развиться до такой степени, что ее представители познают свой звездный остров. Получается, что братьев по разуму, которые могут существовать, нужно искать лишь в тихих галактических «закутках», таких как наш.

Цефеиды – маяки Вселенной

В изучении строения Галактики Млечный Путь значительную роль сыграли исследования туманности Андромеды. Пятна небосвода в виде тумана были давно известны, но их считали или клочками, отставшими от Млечного Пути, или далекими звездами, сливающимися в сплошную массу. Но одно из подобных пятен, известное в качестве туманности Андромеды, было наиболее ярким и привлекало к себе внимание больше всех. Его сравнивали и с пламенем свечи, и со светящимся облаком, а один астроном считал, что в данном месте хрустальный купол неба тоньше, чем в других, и сквозь него на Землю льется свет Царства Божьего.

На самом туманность Андромеды деле захватывающее зрелище. Если бы глаза людей были более чувствительны к свету, она бы виделась нам не маленьким вытянутым пятнышком тумана, где-то в четверть лунного диска (это ее центр), а образованием, которое по размерам превышает полную Луну. Современным телескопам туманность Андромеды представляется такой, что на ее площадь может уместиться до 70 полных лун. И только в 20-х годах предыдущего столетия удалось определить структуру туманности Андромеды. Это было сделано благодаря использованию телескопа, зеркало которого в поперечнике имело 2,5 м, американским астрофизиком Эдвином Хабблом. Он сделал снимки, где был виден гигантский звездный остров, содержащий миллиард звезд, - это другая галактика. А наблюдение за отдельными звездами туманности дали возможность решить еще один вопрос – вычислить расстояние до нее.

Во вселенной существуют цефеиды – переменные звезды, которые пульсируют благодаря внутренним физическим процессам, меняющим их блеск. Эти изменения происходят с установленным периодом: чем больше период, тем выше показатель светимости цефеиды – энергия, выделяемая в единицу времени звездой. А по ней вполне возможно вычислить и расстояние до звезды. Цефеиды, найденные в туманности Андромеды, позволили вычислить расстояние до нее. Расстояние оказалось огромным – 2 млн. световых лет. Это лишь одна из галактик, ближайших к нам, которых великое множество во Вселенной.

Чем мощнее становились телескопы, тем четче были варианты строения наблюдаемых галактик, которые были необычными. Среди них есть неправильные, несимметричные, эллиптические и спиральные галактики. Вот они-то и являются загадочными и интересными. Представьте яркую сияющую сердцевину, откуда выходят спиральные светящиеся ветви. В некоторых галактиках выражена ярче сердцевина, в иных доминируют ветви. Бывают галактики, ветви которых выходят не из сердцевины, а из бара - особой перемычки.

К какому типу относится Млечный Путь? Находясь внутри Галактики, намного труднее понять ее строение, чем наблюдая со стороны. На этот вопрос дала ответ природа: по отношению к нам галактики «разбросаны» в различных положениях. Одни нам видны с ребра, другие «плашмя», третьи – в любых ракурсах.

Долго считалось, что самая близкая галактика к нам – это Большое Магелланово Облако. В наше время известно, что это не так. Космические расстояния в 1994 году были более точно измерены, и первенство было отдано карликовой галактике в созвездии Стрельца. Но относительно недавно это утверждение было пересмотрено. В созвездии Большого Пса нашелся сосед нашей Галактики, находящийся еще ближе, расстояние от которого до центра Млечного Пути составляет всего 42 тысячи световых лет.

Открыто всего 25 галактик, которые входят в Местную систему, т. е. совокупность галактик, которые непосредственно связаны друг с другом силами гравитации. Поперечник Местной системы галактик приравнивается к трем миллионам световых лет. Наряду с Млечным Путем и его спутниками в Местную систему включается и туманность Андромеды, самая близкая к нам огромная галактика с ее спутниками, а также спиральная галактика созвездия Треугольника. Она представляется нам «плашмя». В Местной системе доминирует, безусловно, туманность Андромеды. Она массивнее Млечного Пути в 1,5 раза.

Это интересно ...

Последние новости и статьи:



Оставить комментарий